Статьи

Феномен «Белых роз»: 5 историй, которые учат видеть прекрасное даже в «плохих» вещах

Феномен «Белых роз»: 5 историй, которые учат видеть прекрасное даже в «плохих» вещах

Древние греки верили, что у всего есть идея. Есть вещи сломанные, плохие, в которых идея больше не живет или держится на честном слове. Степан Гаврилов, писатель и автор подкаста «Занимательная хонтология», приводит в пример 5 случаев, которые показывают: можно найти нечто прекрасное в неидеальном и даже плохом. Все это он называет «феноменом „Белых роз“».

1. Японское искусство кинцуги

Кинцуги — это японская техника реставрации битой керамики. Изящную вазу разбивают, а затем аккуратно склеивают, но не сухим клеем, а лаком, смешанным с золотом. Искусство кинцуги — символ и напоминание, что любая вещь может однажды перестать быть утилитарной, удобной в использовании. Но при этом она не теряет своей красоты и значимости.

2. Случай в торговом центре

Степан Гаврилов поделился случаем, который произошел с его приятелем. Тот работал охранником в торговом центре. Однажды он с коллегами заметил подозрительного мужчину, который в час пик садился на лавочку в самом укромном месте торгового центра, а затем доставал какое-то устройство, надевал наушники и закрывал глаза.

Позже выяснилось, что тот всего лишь слушал музыку. Но не просто песни и даже не свои любимые. «Если вы когда-нибудь пытались вслушаться в музыку, которая играет в торговом центре, то согласитесь, что это определенно плохая музыка, шаблонная, предсказуемая», — отмечает Степан Гаврилов в своем подкасте. Именно такую музыку и слушал тот странный мужчина.

— Я ее поймать пытаюсь, это плохая музыка.
— А зачем ты это делаешь? — спросили его.
— Плохие вещи нужно уметь любить, — ответил мужчина. — Хорошие вещи «любятся» сами.

3. Региональный сюжет

«Когда-то очень давно я работал на провинциальном телевидении, — рассказывает Степан Гаврилов, — и узнал, что в одном районе города живет человек, который в своем гараже собирает пластинки от магнитных сердечников-трансформаторов».

Помните? Те самые, которые похожи на букву Ш, или Е, или даже прописную Т. Те самые, которые валяются тут и там во дворах. Оказалось, что тот мужчина собрал коллекцию, если не миллионов, то десятков или даже сотен тысяч таких пластин. Он годами ходил по городу, находил их, сортировал по калибру, раскладывал на полки и сооружал из них что-то.

Зачем? Судя по всему, потому что сумел увидеть в них что-то прекрасное.

4. Синдром Плюшкина

Степан Александрович Плюшкин — герой произведения Николая Гоголя «Мертвые души». Позже Плюшкиными начали называть людей, которые собирают дома огромное количество мусора и хлама. Специалисты называют это патологическим накопительством, или силлогоманией.

Однако задумывались ли вы о том, что пока мы покупаем хорошие вещи, чтобы быстро употребить и избавиться от них, кто-то собирает бывшие в употреблении, сломанные, плохие и ненужные вещи, а затем в нужный момент находит им применение?

5. «Ласковый май»

На европейских волнах, транслирующих электронную музыку, можно услышать весьма неожиданное, говорится в подкасте «Занимательная хонтология». «А сейчас, друзья, прозвучит музыка из холодной северной страны», — говорит голос итальянского диджея, и намекает он, конечно, на песню российского исполнителя. И тут раздается что-то бодрое, но прохладное и минорное. Итальянский слушатель в полном восторге. Это песня «Белые розы» группы «Ласковый май».

«Российский слушатель в замешательстве, — говорит Степан Гаврилов. — Это же плохой вкус в чистом виде. Плохая вещь… Диджей представляет самую голимую перестроечную попсу как эксклюзивный андеграундный шик».

Знаток годного итало-диско просто услышал интересный трек на русском и оценил его, разглядел его щемящее очарование, его неумелую прохладную печаль, считает ведущий подкаста. А мы разглядеть этого в подобных песнях, заезженных и изначально воспринимавшихся как кринж, уже не можем.

В ЧЕМ СУТЬ «ФЕНОМЕНА „БЕЛЫХ РОЗ“»?

«Феномен „Белых роз“» — это идея, согласно которой необходимо научиться видеть прекрасное и нужное в том, что принято считать плохим и неугодным. Ведь если задерживать взгляд на чем-то одном, легко стать ограниченным.

При этом не идет речь о том, чтобы отдавать предпочтение плохим вещам просто из принципа. Хорошие вещи, конечно, никуда не уходят. Они остаются неизменными якорями, константами, точками, которые приковывают взгляд.

Мы с самого рождения видим мир как соподчинение, строгую иерархию. Не важно, кто привнес ее, считает Степан Гаврилов. Просто надо принять, что одни вещи хорошие, благолепные, а другие плохие.

ПОЧЕМУ МЫ СТРЕМИМСЯ ЛЮБИТЬ ТО, ЧТО ЛЮБИТ БОЛЬШИНСТВО?

«Поскольку человек — социальное (групповые) существо, ему присуще приспособление под правила или тренды большинства. Так работает иерархический инстинкт», — говорит психолог Кирилл Яковлев.

Для многих из нас характерен конформизм — боязнь выделиться из толпы, тенденция делать вещи лишь потому, что многие другие делают это. Этот эффект относится к групповому мышлению и определяет так называемое стадное поведение.

Конформизм «придуман» природой, чтобы подчинить группу каким-то одним правилам, сделать систему взаимодействия понятной для каждого ее участника и в конце концов повысить шансы на выживание особей этой группы. Но здесь нельзя не обратить внимание на два важных момента.

1. Далеко не факт, что большинство всегда право

Массовых заблуждений было много и в древние времена, и в современном мире.

2. У человека имеется сильно развитое чувство собственной идентичности

То есть осознания себя конкретной личностью. Чем больше мы развиваем внутреннее представление о себе, тем больше мы будем склонны к тому, чтобы выбирать свой «собственный» путь, а не просто «плыть по течению» и «жить как все». Именно благодаря таким людям человечество и движется вперед. Именно они отходят от мейнстрима, выбирают собственный путь, открывают новые горизонты развития в науке, технологиях, бизнесе, искусстве и так далее.

«При этом нельзя точно сказать, что лучше», — отмечает Кирилл Яковлев. Конформизм нужен для сохранения группы. Если каждый в ней будет заявлять свое мнение — группа распадется. С другой стороны, строгое следование правилам группы никогда не приведет к прогрессу. Вот почему многие мыслят категориями большинства, а остальные идут своей дорогой, ощущая себя первооткрывателями:

  • Никто не пытался склеить разбитую вазу, а я склею и сделаю это модным направлением в дизайне.

  • Никто не собирал старые пластинки, а я соберу и оставлю после себя кусочек культурного пласта конкретной исторической эпохи.

  • Никто давно не ставил на радио «Белые розы», а я поставлю. Кстати, «Седая ночь» того же «Ласкового мая» недавно переживала второе рождение благодаря тем, кто решил снять «другое» кино.

Меньшинство выбивается из общего потока и что-то генерирует. Что-то из этого получает одобрение у большинства, а что-то нет. И это нормально. Это и есть жизнь. Так она устроена.

Степан Гаврилов

писатель и автор подкаста «Занимательная хонтология»

По материалам

Нажмите, чтобы оценить статью!
[Общий: 0 Средний: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 2 =

Кнопка «Наверх»