Точка зрения

«Никогда не сомневался, что я ненормальный»: Михаил Лабковский о своем детстве и о несчастьях россиян

«Никогда не сомневался, что я ненормальный»: Михаил Лабковский о своем детстве и о несчастьях россиян

Юлия Майорова

Если бы вам, Михаил, предложили должность министра и сказали: «Вот вам все инструменты, какие хотите, давайте сделаем россиян счастливыми». Как бы вы решали эту задачу?

Во-первых, огромную роль играет свобода. Сложно быть счастливым при ее отсутствии или ограничении. Дальше — категорический запрет на физическое насилие. Психика на 80% формируется лет до пяти-семи. А у нас многие родители позволяют себе орать на детей, поднимают на них руку. В школе все еще можно услышать: «Вы все дебилы».

Как продвинутые страны эту проблему решили? Очень просто — они юридически приравняли физическое насилие к сексуальному

И дальше разговор типа «это не насилие, а наказание, ребенок по-другому не понимает» продолжается в суде, там ты и объяснишь, с чего ты взял, что твой сын «по-хорошему не понимает». И в мире стало гораздо меньше агрессии по отношению к детям. Как следствие, выросло поколение небитых детей. Они более благополучны психически. За счет того, что в семьях, в школе, в детских больницах и так далее их уважают, а не унижают, любят, а не бьют.

Вас били в детстве?

Конечно. Мать била. Но это неудивительно: меня в 10 лет милиционеры в ночи приводили домой, чего я только не вытворял (и все из-за моего диагноза, речь о котором пойдет дальше). Кстати, к маминым методам «воспитания» я тогда относился с пониманием, да и сейчас охотно верю, что родители не железные. Но поднимать руку на ребенка нельзя ни в коем случае.

В детском возрасте, что бы ни происходило, у ребенка одна задача — выжить. И поэтому психика детская адаптируется примерно под все. Так не слишком ли сильно мы копаемся в том времени, когда были маленькими? Не переоценено ли его значение в психологии?

Если психология аналитически ориентированная, то надо копаться — это часть психоанализа. Дело в том, что есть совершенно неочевидные вещи

Например, прекрасные родители, пальцем никогда ребенка не трогали. Но в возрасте трех лет он попал со стафилококком в стационар без матери, вышел оттуда с серьезной травмой. И он ходит к психоаналитику, пытается понять, где мать ему иголки под ногти загоняла. Нигде. Просто он потерял чувство безопасности в больнице, когда он орал два часа, а мать не пришла.

Юлия Майорова

Но ведь не бывает людей, которые выросли в тепличных условиях?

Весь цивилизованный мир уже растит детей в тепличных условиях. Во многих странах культ детей. Это как если мы, например, живем в Москве, а есть в Питере хорошая школа — и семья берет и переезжает в Питер, чтобы ребенок учился там, где ему лучше. В цивилизованном обществе не принято ни орать на детей, ни бить. Если на улицах той же Италии вы видите, что кто-то шлепает ребенка, люди полицию вызывают.

Сомневались ли вы когда-нибудь в собственной нормальности?

Я? Я никогда не сомневался, что я ненормальный. Но я как бы «вылеченный». Я родился с патологией из-за асфиксии, а через 50 лет выяснилось, что у меня синдром дефицита внимания и гиперактивности. Этим заболеванием страдает до 10 % детей в мире.

В России он еле-еле сейчас начал признаваться, а это очень тяжелое, я считаю, расстройство — ты совершенно необучаемый

Я со скрипом окончил школу, диплом о высшем образовании получил в 28 лет. Страдая этим синдромом, ты все бросаешь на полпути, ничего до конца не доводишь. Лекцию толком записать не можешь. Да что лекцию — предложение редко до конца дописываешь.

Как же так вышло, что лишь во взрослом возрасте вы выяснили, что с вами?

Родители, конечно, водили меня по врачам. Но, как я уже сказал, СДВГ не признавался. Мне помогла бывшая жена, которая как-то позвонила мне и сказала: «Я слушала лекцию психиатра, у которой СДВГ. По описанию симптомов на тебя очень похоже!» С этого момента (это было, кстати, недавно — лет 15 назад) я понял, чем болею. Врачи-то депрессию ставили и прописывали исключительно антидепрессанты. Зато сейчас заболевание СДВГ очень хорошо описано в мировой практике и успешно лечится.

Юлия Майорова

Людям, которые сомневаются в своей нормальности, какой совет можно дать?

Они могут пойти к психиатру, у современных психиатров есть тестирование. Специалист может выявить определенные вещи по ответам на вопросы. К психологам с этим ходить не надо, психологи в этом понимают меньше, они про норму все-таки. Поэтому сомневаетесь, нормальный или ненормальный, — надо сразу к психиатру идти.

Как связаны норма и гениальность? Мы рискуем стать «ненормальными», развивая некие способности?

Начнем с того, что тезис, что гений — всегда безу­мец, это клише! Если человек гений, из этого не следует, что он обязательно должен иметь какие-то патологии. Хотя часто это присутствует.

Но не потому, что человек гений, а потому, что некоторые виды искусства, такие как живопись, музыка, литература, предполагают, что ты не от мира сего

Ну например, не невротики обычно не пишут художественную литературу. У них нет потребности описывать жизнь или кино снимать. Как психолог хочу сказать следующее: для человека важно быть счастливым, а не гением. Гениальность вообще ничего не дает в моральном плане.

Достижимо ли постоянное перманентное ощущение счастья, или это иллюзия?

По материалам

Нажмите, чтобы оценить статью!
[Общий: 0 Средний: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 5 =

Кнопка «Наверх»