Статьи

«Ты для меня всегда была красавицей, дочка»: история знакомства с отцом в 37 лет

«Ты для меня всегда была красавицей, дочка»: история знакомства с отцом в 37 лет

Midjourney

Селфи

Жидкая весенняя грязь чавкала под Настиными туфлями на шпильках, покрывая бурыми брызгами лакированную кожу. Поднявшись на обшарпанное крыльцо деревенского дома, она остановилась и, достав из брендовой сумочки салфетку, аккуратно протерла обувь. Затем придирчиво осмотрела свое отражение в карманном зеркальце, подкрасила губы и заправила в высокий хвост непокорную светлую прядь. Все должно быть идеально — иначе зачем она тащилась из Москвы в такую даль.

— Ты, это, присаживайся, — сухонький усатый мужичок засуетился, пытаясь поскорее освободить стул от горы хлама: пожелтевших газет, грязных тряпок и ржавого чайника.

— Я постою, — брезгливо изогнула накрашенную бровь блондинка.

— Ты, это, чего в наши края-то? — после долгого молчания произнес мужчина, смахнув рукавом пот со лба.

От этого вопроса Настя на мгновение застыла на месте. Чего она, действительно, забыла в этой развалюхе на краю забытого Богом поселка? В Москве ее ждала красивая жизнь — роскошная картинка, внутри которой почему-то все не клеилось: кусочки пазла вертелись и распадались, не желая собираться воедино.

Работа спорилась, но быть ломовой лошадью к тридцати семи ей уже надоело, а отношения никак не складывались

Похожие статьи

У Насти даже была заранее выдумана уважительная причина для визита, но почему-то она вдруг честно призналась:

— Мне психолог порекомендовала.

— Эт врач, что ли? Приболела ты, Настюш? — на лице усатого отразилась явная тревога. — Климат сказали сменить? Конечно, в Москве этой вашей не то, что тут: лес, река, воздух свежий — благодать. Если надо, поживи у меня, я тебе кровать уступлю, сам на диване посплю тут.

— Спасибо, конечно, но я ненадолго, — сквозь сжатые губы процедила Настя.

— Да ты не смотри, что тут грязно, приберемся с Аллой, баба ходит ко мне одна…

— Рада слышать, что ваша… твоя личная жизнь идет в гору. Впрочем, как всегда, — стоять на шпильках было утомительно, и, брезгливо наморщив нос, девушка осторожно присела на обшарпанный стул.

— А я это, — мужчина, опустив глаза вниз, водил по засаленной скатерти ладонью, будто пытаясь нащупать нужные слова. — Не знал, что мамка-то тебе сказала…

— Да, давно уже, — Настя вдруг подняла глаза и принялась изучающе разглядывать жидкие русые волосы, щетку усов, жилистую шею в вороте клетчатой рубахи.

— Я все хотел тебе сам сказать, ну пока ты здесь жила еще, да думал, мамка осерчает. Мы ж всегда с ней как кошка с собакой цапались

— Угу, — хмыкнула Настя, и ее вдруг охватила тошнота: то ли от затхлого запаха грязного дома, то ли от неопрятного вида незнакомого мужчины, к которому она зачем-то ехала почти двое суток на перекладных.

— Ну а потом я присел, а когда вышел, она уже с Петровичем жила. Я пришел тогда на двор к вам, а ты к нему бежишь, мелкая, руки распахнула и кричишь: «Папа, папа», — мужчина на минуту отвернулся, разглядывая что-то на стене, а потом продолжил осипшим голосом: — Ну и я не приходил больше.

— Я не знала, что ты приезжал, — задумчиво проведя рукой по волосам, девушка машинально стянула с них резинку — вырвавшись из зализанного хвоста, волосы радостно разлетелись по плечам пушистыми волнами.

— О, так ты на Настьку мою хоть стала похожа, — под жесткой щетиной усов растянулись улыбкой губы, удивительно преобразив все лицо

— Я вообще-то с трех лет сильно изменилась, — Настя уже снова заматывала непокорные волосы в пучок, жалея о своей минутной слабости.

— Да нет же, — мужчина поднялся с места и, подойдя к шкафу, вынул из него альбом, — Тетка твоя, Светка, присылала мне фотографии — обычно раз в год, после твоего дня рождения. Мамке только не говори, а то она ее прибьет.

— Обалдеть, — Настя улыбалась, листая обтянутые прозрачной пленкой страницы, — это я в восемь лет в цирке. Я так этой обезьяны тогда испугалась, а мама все твердила, что надо с ней сняться. А это что, выпускной? Боже, ну и видок у меня был.

— Ты для меня всегда была красавицей, дочка, — произнеся это, мужчина сам испугался своих слов и замер, будто одетая в яркий брючный костюм женщина могла как видение испариться из его прокуренной кухни.

— Спасибо. Папа, — Настя почувствовала, как по правой щеке скатилась вниз непрошеная соленая капля, и быстро стерла ее тыльной стороной ладони. — Все равно, я лучше тебе сама свою нормальную фотографию распечатаю, а то это у тебя тут какой-то кошмар. Или, хочешь, можем вместе сфотографироваться? На телефонах сейчас камеры такие делают спереди для селфи, ты знаешь?

По материалам

Нажмите, чтобы оценить статью!
[Общий: 0 Средний: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 − четыре =

Кнопка «Наверх»